Юрій Шеляженко (sheliazhenko) wrote,
Юрій Шеляженко
sheliazhenko

"Судебная реформа"

Фельетон.



В день местных выборов 31 октября одессит Вася пришел на свой избирательный участок, чтобы исполнить гражданский долг.

На участке почему-то не было никого, кроме членов комиссии. Вася нашёл нужный столик и протянул паспорт своей соседке, Марине Афанасьевне, которая последние несколько лет хвасталась всем в парадном «добавками к пенсии» – непыльным заработком активиста одной из крупных партий.

– А ты уже проголосовал,– недовольно буркнула она.

– Маша! Что ты говоришь! Десять часов утра, я в девять только просыпаюсь!

– Не пудри мне мозги, гражданин. Все избиратели уже расписались, получили бюллетени и проголосовали, как следует. Вот, сам погляди,– активистка сунула ему под нос список избирателей, в котором напротив его фамилии и всех остальных фамилий кто-то расписался явно одним и тем же почерком.

– Это же фальсификация! – воскликнул Вася.

– Ты ненормальный? Выступаешь, прямо как оранжевые! Покажись психиатру! – отрезала Марина Афанасьевна,– Все видели, как ты брал бюллетень. Вот и милиционер подтвердит.

«Точно! Милицию надо звать!» – подумал Вася и закричал во всю глотку:

– Милиция! Милиция!

– Что такое? Оранжевые буйствуют? – подошёл с ухмылкой милиционер.

– Вот он препятствовал работе комиссии! – ткнула пальцем активистка прямо на Васю.

– Гражданин, пройдёмте!

Милиционер взял Васю под руки и вывел с участка.

– Иди подальше отсюда, а то оштрафую за неповиновение законному распоряжению работника милиции,– сказал он, выталкивая избирателя на крыльцо.

– Но там же фальсификация!

– Иди-ка ты в суд!

– А вот и пойду!

– Ну и иди! Кивалов тебе покажет, что такое судебная реформа! Он умеет защищать своих кандидатов на выборах!

Кипя гневом, Вася отправился в суд.

У входа какой-то парень предлагал адвокатские услуги. Услышав, что Вася хочет обжаловать фальсификацию на выборах, парень сообщил, что юридическая академия подготовила бесплатный образец иска специально для таких, как он. И дал Васе этот образец.

На бланке было написано большими буквами «Я очень недоволен фальсификацией выборов», а ниже совсем крошечными буквами значилось примечание: «Отказываюсь от всех претензий и признаю победу нужного Кивалову кандидата, за которого сам проголосовал».

– А если я не буду следовать образцу? – спросил Вася.

– Судья-то в любом случае будет следовать образцу,– ответил адвокат.

– Надувательство! – воскликнул Вася.

Парень сплюнул и посмотрел на него, как на ненормального:

– Кричи потише, а то услышит Кивалов и тебе не поздоровится!

Вася обматерил адвоката, пошел в канцелярию суда, выпросил листок бумаги и написал исковое заявление по-своему. Все время он ощущал на себе какой-то колючий взгляд. Оглядевшись по сторонам, он понял, в чем дело: со стены неодобрительно зыркал портрет бывшего председателя Центральной избирательной комиссии.

Поругавшись с работницами канцелярии, он все-таки заставил их взять иск.

– Сейчас судья рассмотрит ваше заявление. Ждите,– сказали ему. Под хмурым взглядом с портрета Вася сел на скамейку и принялся ждать.

Вскоре ему выдали документ с гербом и круглой печатью, на котором было написано: «Постановление именем Сергея Кивалова (заочное)». Дальше шло много букв, из которых следовало, что фальсификации не доказаны, а если бы и были, суд не усматривает в этом нарушения прав, свобод и интересов истца. В конце сообщалось, что суд постановил отказать в удовлетворении иска.

– Что это такое – заочное решение?! – возмутился Вася.

– Понимаете, судья по вашему делу был старшего возраста. Он только недавно прошел переквалификацию в юридической академии и еще не привык судить по-новому, как того требует судебная реформа. Говорит: дескать, не могу смотреть в глаза людям, когда нарушаю их законные права. И он лично задал вопрос самому председателю комитета по правосудию, что делать в такой ситуации. На что тот ответил: «Не можешь смотреть в глаза – постановляй заочное решение, процессуальный закон это позволяет».

– Но как мне добиться справедливости?

– Лучше бы шли домой, папаша. Но если так уж хочется биться головой об стенку, обжалуйте решение в апелляционный суд.

В апелляционном суде стояла большая очередь. И все громко обсуждали, почему судьи судят не по закону.

– Проблема в том, что Высший совет юстиции начал массово лишать судейской мантии всех, кто судит по закону, а не по указке сверху,– объяснял один апеллянт.

– Старшие судьи, кто поопытнее, с честью и с совестью, не захотели быть марионетками и массово уходят на пенсию,– жаловался другой,– А вместо них приходит молодежь из юридической академии, птенцы кивалова гнезда. Для них главный закон – круговая порука и закон левого кармана!

Отвернувшись от портрета Кивалова и стараясь изо всех сил не замечать его мрачного взгляда, Вася написал апелляционную жалобу. Вскоре его вызвали на заседание.

В тесной комнатушке сидело трое судей: пацан в наушниках, который, казалось, погрузился в транс и ничего не замечал вокруг; девчонка, увлеченная манипуляциями с пудренницей; и председательствующий – бритоголовый молодчик, у которого золотая цепь на шее была вдвое толще цепочки, на которой болтался медальон с гербом, символ судейского звания.

Не успел Вася зайти, как бритоголовый заявил, что суд удаляется на совещание. Увидев, что Вася остается в комнате, секретарша объяснила, что удалиться следует как раз ему, а суд будет совещаться в комнате. Через полминуты Васю пригласили зайти и объявили, что "постановление суда первой инстанции законное, доводы апелляционной жалобы этого не опровергают", поэтому - жалоба отклонена.

На выходе из суда к нему пристал репортер с телевидения:

– Прокомментируйте справедливое решение суда!

– Я считаю, что решение вовсе не справедливое. По-моему, Кивалов всюду хочет посадить своих людей. Для этого он добивается, чтобы все судьи непременно получали образование в его юридической академии. Это очень выгодно, потому что за решение вопросов в судах будут платить ему. А на выборах кандидаты, которым он протежирует – наверняка не бесплатно – идут на любые фальсификации, будучи уверенными, что птенцы кивалова гнезда их отмажут. По-моему, это не юриспруденция, а сорняки на правовом поле! Кивалов подменяет судебную реформу теневыми схемами, которые выгодны лично ему!

– Спасибо. Вы попались!

– Что-что?

– В смысле, Вы попали в эфир...

Вечером Васю показали в новостях. И в том же выпуске новостей показали Кивалова, который утверждал, что выборы были очень честными. Такими же честными, как в 2004 году, когда он имел честь подсчитывать голоса в Центризбиркоме. «А этот Вася – он никто. И он очень неосторожно поступил, раздавая комментарии средствам массовой информации» – разорялся депутат.

На следующий день Васе пришло письмо с требованием возместить Кивалову моральный ущерб на сумму триста тысяч гривен. «Если у Вас нет таких денег, продайте квартиру. Иначе мы обратимся в суд с иском о защите чести, достоинства и большого авторитета Кивалова. Юридическая академия очень нуждается в недвижимости» – гласило письмо.

Вася отправил Кивалову почтой открытку из серии «Продукты сельского хозяйства. Хрен». На обратной стороне написал: «Дуля тебе, а не моя квартира!». Через неделю пришла повестка в суд.

Еще за дверями кабинета судьи он услышал громкий детский плач. Войдя, Вася увидел младенца в черных пеленках и секретаря, укачивающего судью в колыбели. На стене висел диплом выпускника Судейских Ясель при юридической академии.

– Но... как он принимает судебные решения?! – запинаясь, спросил Вася.

– А ему и не надо ничего принимать. Все уже приняли за него!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments