Юрій Шеляженко (sheliazhenko) wrote,
Юрій Шеляженко
sheliazhenko

Коммунистам с либералами, по большому счету, не о чем спорить!

Короткий трактат о математической модели экономических отношений в коммунистической и капиталистической (либеральной) утопии, которая показывает, что историческая перспектива одинакова у обеих.

XX век ознаменовался крупнейшим конфликтом идеологий и мировоззрений, поддерживаемых на государственном уровне в странах «капиталистического» и «коммунистического» лагеря.

Спор между приверженцами двух основных политэкономических доктрин не закончен до нынешнего времени.

Хочу предложить всем, кто все еще интересуется вечными мечтами о способах построения рая на Земле, удивительное соображение, примиряющее, казалось бы, несовместимые аксиомы капиталистической и коммунистической пропаганды.

Речь идет об аксиомах:

- необходимости ликвидации частной собственности (коммунизм)

и

- закрепления “священной” частной собственности вкупе с незыблемым Законом, дающим каждому гражданину “равные возможности” (либеральный капитализм).

Это соображение заключено в простой математической модели, которая доказывает... одинаковые результаты воплощения в жизнь обеих аксиом!

Вот эта математическая модель.

Рассмотрим двух равноправных и равносильных субъектов экономических отношений в обществе.

Для наглядности я буду называть их Александром и Вероникой. Хотя это могут быть не только отдельные люди, но и группы людей, например организации, партии, коллективы и т.п.

Имущество одного в денежном выражении обозначим переменной А, а имущество другого – переменной В.

Вначале рассмотрим идеальное коммунистическое общество.

Как известно, в коммунистическом обществе нет бедных и богатых, а также нет частной собственности.

Граждане идеального коммунистического общества всегда готовы по братски поделиться имеющимся у них имуществом с согражданами, которые испытывают нужду.

Кто не делится - того расстреливают... или отправляют "на перековку" в трудовой лагерь, поскольку разные рвачи, паразиты и кулаки коммунистическому обществу не нужны. В идеале, прекрасная система коммунистического воспитания вообще исключает появление в обществе человека с такими наклонностями.

Таким образом, в идеальном коммунистическом обществе Александр и Вероника являются коллективными собственниками имущества А + В, которое в равной степени принадлежит им обоим.

Стало быть, математическая модель коммунистической утопии такова:

(1) Собственность Александра = (А + В) / 2 ; Собственность Вероники = (А + В) / 2 .

Теперь рассмотрим идеальное капиталистическое общество.

Как известно, в капиталистическом обществе понятие частной собственности незыблемо.

Александр с Вероникой никогда не сложат свои капиталы А и В в общий котел с тем, чтобы их поделить.

Зато каждый из них может проявить предприимчивость и оттяпать у другого некий процент его капитала, как свою законную прибыль в сделке по обмену шила на мыло или типа того.

Кто-то скажет, что это похоже на обман и воровство. Ну и что? Человек несовершенен, и капиталистическое общество не расстреливает его за это. Наоборот, потакает мелким слабостям.

Но в идеальном капиталистическом обществе строгий Закон устанавливает равные возможности для всех. Иначе говоря, Александр имеет возможность выиграть в сделке или своровать у Вероники такой же процент капитала, какой бы получила Вероника, «обчистив по полной» «в рамках закона» Александра.

Упрощенно: «развел» партнера, скажем, на 10 % - успешный предприниматель, а вот если на 10,5% - жулик, плати повышенный налог, или штраф за сверхприбыли, или садись в тюрьму.

10 % - это так, к слову. «Максимально допустимый процент прибыли» может быть любым, обозначим его переменной P, 1>P>0. Эту переменную еще можно называть Profit ...

А теперь посмотрим, как будут меняться с течением времени капиталы Александра и Вероники, не сидящих сложа руки и пользующихся своими возможностями "зарабатывать" в полную силу.

Время в капиталистическом обществе удобно измерять от сделки к сделке. Сделки будем нумеровать: 0, 1, 2, 3, 4 ... N ...

Соответственно капиталы после сделок будем обозначать A[0] , B[0] ; A[1] , B[1] ; A[2] , B[2] ; ... A[N], B[N] ; A[N+1] , B [N +1] ; ...

До первой сделки капиталы объектов нашей математической модели таковы: A[0] = A , B[0] = B.

В каждой последующей сделке наши партнеры будут выторговывать друг у друга по максимуму, P -ю долю капитала. То есть у Александра, например, было A[N], а после сделки осталось (1-P)*A[N] своего капитала (P*A[N] «выиграла» Вероника) и еще добавилось P*B[N]. В сумме – A[N+1].

Вот формулы изменения капиталов от сделки к сделке (здесь и далее значок * означает умножение, а значок ^ возведение в степень):

A[N+1] = (1-P) *A[N] + P* B[N] ; B[N+1] = (1-P) *B[N] + P* A[N].

Такие формулы называются рекуррентными соотношениями. Есть общий метод решения таких соотношений (вычислить зависимость A[N] и B[N] от N), но я не буду утруждать читателя выкладками и сразу покажу решение. Его легко проверить, заменив в рекуррентных соотношениях переменные на их выражения в формулах приведенного ниже решения или подставив в формулы конкретные числовые значения. Итак:

A[N] = ((A+B) / 2) + ((A-B) / 2)*((1-2*P) ^ N)

B[N] = ((A+B) / 2) + ((B-A) / 2)*((1-2*P) ^ N)

Обратите внимание на выражение (1-2*P) ^ N. Поскольку 1 > P > 0, то 1 > 1-2*P > -1. При возведении в степень чисел, по модулю (абсолютному значению) меньших единицы, как 1-2*P , они стремительно (если быть точным, то в геометрической прогрессии) уменьшаются до нуля!

Так же стремительно уменьшается и разница между капиталами Александра и Вероники, помноженная на (1-2*P) ^ N. Очень быстро эти капиталы становятся практически одинаковыми. Например, если Александр был миллионером, а Вероника имела 500 000 денежных единиц, то при 10% “законной прибыли” после 20 сделок разница между их капиталами будет составлять уже не 500 000, а примерно 5764 денежных единиц.

Следовательно, при идеальном капитализме не должно быть так, что богатые станут богаче, а бедные беднее. Математическая модель (2) капиталистической утопии практически не отличается от коммунистической (1):

(2) Собственность Александра после нескольких сделок приблизительно равна (А + В) / 2 ; Собственность Вероники после нескольких сделок приблизительно равна (А + В) / 2 .

Так как даже самые смелые оптимисты нынче не рискуют обещать, будто нынешнее поколение будет жить при идеальном коммунизме или идеальном капитализме, можно смело полагать, что N близко к бесконечности, поэтому разница между капиталами Александра и Вероники в долгосрочной перспективе так мала, что ею можно спокойно пренебречь.

Так легко и непринужденно мы пришли к выводу, что либеральная утопия практически не отличается от коммунистической.

Разумеется, обе математические модели не выражают полностью всех разнообразных представлений коммунистов и либералов про осуществление их стремлений в реальной жизни. Они основаны на том, что объединяет сторонников этих утопий, а не на том, что разъединяет.

Скажем, многие коммунисты сразу захотят внести уточнение, что "поделить все поровну" - это вульгарный коммунизм, а если быть точным, то речь идет о равенстве по потребностям. Хотя все равно для удовлетворения слишком больших потребностей одного человека с ним волей-неволей придется поделиться другим людям, не так ли? Все равно в основе коммунизма лежит представление про "общий котел", из которого каждый может брать материальные блага с одинаковым правом.

А многие либералы могут поспешно заявить, что не все люди имеют одинаковый талант и желание зарабатывать деньги, потому максимальный процент заработка вовсе не один для всех. Хотя в идеале либеральная утопия подразумевает устранение всяческой дискриминации, а значит - возможность для каждого независимо от каких-то эфемерных "талантов" и "желаний" получить свою законную долю прибыли в каждой сделке не хуже других людей, лишь бы человек не сидел сложа руки.

Чтобы критично настроенному читателю сложнее было придраться, я не зря отметил выше, что Александр и Вероника - равноправные и равносильные члены общества. Мы говорим об идеалах, и этим все сказано.

Еще может возникнуть вопрос: почему не проанализирована роль государства или правящей партии в двух типах "идеалов общественного устройства"? Очень просто: коммунистические и либеральные утописты сходятся в том, что роль и работа государства при регулировании экономических отношений в идеальном обществе будет совершенно незаметна и естественна для рядовых граждан. Государство будет одинаково влиять на всех граждан, обеспечивая выполнение утопических правил игры и не отдавая никому предпочтения над другим, либо вообще самоупразднится. В любом случае, мой анализ основан на изучении простейшего, самого наглядного аспекта существования любого общества: взаимоотношение двух людей (или двух экономических сил).

Упрощенным представлениям о желаемом будущем большинства сторонников коммунизма и либерализма вполне адекватна эта упрощенная математическая модель, которая приводит нас к следующему выводу.

То, что некоторые называют “справедливым перераспределением собственности” – устранение имущественного неравенства между людьми - одинаково характерно как для коммунистической, так и для капиталистической (либеральной) утопии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments