Юрій Шеляженко (sheliazhenko) wrote,
Юрій Шеляженко
sheliazhenko

“Россия – матушка, Украйна - ненька”, или репортаж из сепаратистского логова

Вчора зранку приходить смска: “Pryvit! Jaksho e bazhannya poihaty v Severodoneck”... Не читаючи до кінця, телефоную за вказаним номером. Є бажання! – кажу. Збір о п’ятій біля палацу “Україна”, наступного дня о восьмій приїзжаємо до лігва сепаратистів. Там можна буде помітингувати з “Молодим Рухом”. А якщо я журналіст? – Ну, пофотографуєш! Проїзд та харчування безкоштовні... Вирішено, їду!..

Что вы говорите? Нихт андерстанд? Ботать на общепонятном? Ладно, извольте. Но культурной речи не ждите от хохла недорезанного.

Итак...

Вчера с утреца приходит смска: “Pryvit! Jaksho e bazhannya poihaty v Severodoneck”... Не дочитывая до конца, набираю номер. Есть желание! – говорю. Сбор в пять часов у дворца “Украина”, на следующий день в восемь приезжаем в логово сепаратистов. Там можно будет помитинговать с “Молодым рухом”. А если я журналист? – Ну, пофотографируешь! Проезд и харчи халявные... Заметано, еду!

Острые дорожные впечатления: даже патриоты не смогли зафрахтовать автобус, на котором водила слушает украинское радио и крутит нормальное украинское кино. Весь вечер смотрели какую-то типа кинокомедию, а на самом деле порнуху, с русским дубляжом и без субтитров. Кажется, ЭТО называлось «мартовские коты». До сих пор воротит от воспоминаний. Спасибо хоть радиопопса была англоязычной. Это единственное отличие от путешествий в Северодонецк регулярным авторейсом: там крутят русскую попсу от «Блестящих» до «Виагры».


Утром малороссийский город Северодонецк встретил нас огненными «факелами» на трубах завода “Азот” и бигбордами “22 січня – день соборності України”. Кое-где из-под топорщащихся плакатов про соборность выглядывало «цушко - герой». Другие бигморды светили лоснящуюся физиономию лидера «союза левых» Василия Волги.


Вообще, на съезд приехали попиариться много редких экзотических маргиналов. Например, вот этот чувак - Сергей Сидоренко написал полную стремных размышлизмов книжку "Украина-Россия: преодоление распада" и продает ее в кулуарах съезда по 15 гривен. Еще одну подобная книжко под красноречивым названием "Как нас судили" (мало вас судили!!!) бесплатно раздавалась при регистрации.



Кстати, о маргиналах. Замечена "Свобода", "Пора" и даже "Великая Украина". С другой стороны баррикад обнаружилась "Народная оппозиция". Чего только не бывает: видать, Витренко объединилась с предателем трудового малороссийского народа Януковичем в едином сепаратистском порыве. Впрочем, я забегаю вперед. Митинг-то с десяти, а приехали мы в восемь.



Нас приютили и напоили кофе в местном офисе УНП. Там еще стоял манекен Виктора Андреевича, с которым все захотели сфотографироваться. Причем вскоре обнаружилось, что у картонного Президента отпадает голова, поэтому фотографирующимся пришлось держать Гаранта за ухо. А еще председатель местной «Украинской народной партии» показал шикарную маляву: запрет городских властей ставить крест в память жертвам голодомора, поскольку... на момент голодомора город Северодонецк еще не существовал!



Ледовый дворец окружен оранжевыми и синими флагами. Издалека нельзя было разобрать, что там происходит, и я уж в надежде на сенсацию придумал заголовок «ледовое Побоище!!!». Но с этим не повезло. Между “регионами”, серпасто-молоткастыми, витренковцами – с одной стороны и “нашеукраинцами”, унсовцами, “свободой”, “пористами” стоял плотный кордон милицейской патрульной службы.
Звучала музыка. Кто-то пел с масковским акцентом: “Россия – матушка, Украйна - ненька”...


Я сфотографировал друзей-руховцев у обелиска в честь победы СССР над фошыстами и отправился регистрироваться журналистом на сепаратистском шабаше.
Аккредитацию затягивали. Очередь коллег стояла у стола регистрации СМИ с 9 часов утра, а начали выдавать бейджи только в половине двенадцатого, отвлекая пишущую братию от речи Симоненко.
- Сейчас мы видим попытки изменить Конституцию ради узурпации власти президентом и его сатрапами! – гнусавил вождь украинского пролетариата. Его слушали местные трудящиеся с лицами серыми, как булыжник.



Наконец дождался своего бэйджа. На этом зеленом чуде написано: «Правда всіма мовами звучить однаково». Что? Перевести? «Правда на любой фене звучит по понятиям». Однозначно.
В зале было полно народу. У потолка висели гербы всех субъектов украинской федерации, я хотел сказать – всех областей и городов-героев Киева с Севастополем.


Президиум был так далеко, что бандерлоги могли глянуть в глаза Каа только на большом экране. Хотя у многих все равно глаза были опущены долу, и гипноза не вышло.
Ораторы что-то читали по бумажке. Иногда испуганно поглядывали в зал.

- Мы знаем, что наш съезд записывается не только явно, но и тайно. И затем последуют оргвыводы. Нас уже вызывали в СБУ,- пожаловался глава оргкомитета съезда.


Янукович сказал, что решения съезда будут воплощены в жизнь. Эти решения были заранее розданы делегатам в папках.
Итак, съезд постановил одобрить «Декларацию прав русской культуры...», праздновать Гоголя-200 и Полтаву-300 на бабки матушки-Рашки (идея Тобачнега) и добиваться расширения полномочий местного самоуправления вплоть до полного регионального двуязычия. Около четырех тысяч рук депутатов всех уровней взметнулись в единогласном одобрямсе. Полсотни телекамер зафиксировали триумф федерализма.

Было скучно. Особенно после того, как я вышел к первым рядам и прицелился было фотоаппаратом, но тут прибежало несколько человек с нашивками на рукавах «Приватна охорона. UA» и, заслонив кадр, начали орать, что прессе разрешается фотографировать местных авторитетов только сзади и только затылки. Это мне напомнило аналогичную манеру охраны Черновецкого гнать взашей каждого журналиста, который осмелится фотографировать вялый левый профиль мэра, а не презентабельный правый.

Правда, я встретил Пенчука, который как раз был не против попасть в кадр. Он осведомился, не видел ли я Колесникова. Я сказал, что не видел. Ахметовских вообще не было: ни Рината, ни Бориса, ни Раисы. Пенчук расслабился и сказал, что его опять объявила в розыск донецкая прокуратура. Вот он и скрывается от нее в толпе.

Миновав кулуары съезда, забитые длинными очередями к буфетным стойкам, я спустился по разбитым ступеням ледового дворца и зашагал по лужам к автобусу, который уже был готов ехать в Киев. И вновь со всех сторон на меня смотрели бигборды: «22 січня – день соборності України». На дворе было 1 марта, но время здесь движется медленно, как улитка, а история застыла на одном месте...



( Линк на фотогалерею. Стр. №1, Стр. № 2 )
Tags: мрак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments