Юрій Шеляженко (sheliazhenko) wrote,
Юрій Шеляженко
sheliazhenko

Юлия Латынина рассказала офигительную историю о свободе слова в России.


http://www.echo.msk.ru/programs/code/498307-echo/

Мне тут пишут, что мы много говорим о Морарь, об Алексаняне и не говорим о простых людях, которые страдают не меньше, типа, кто вот это нам заказал только о Морарь и об Алексаняне? Поэтому чтобы поговорить о простых людях, которые страдают не меньше, я хочу рассказать о менее известной журналистке. Собственно, даже и журналисткой эту девушку назвать нельзя. Она издавала маленькую районную газетку "Судьба Кузьминок". Зовут ее Айгуль Махмутова. И так получилось, что вот эта маленькая газетка – насколько я понимаю, она просто многотиражка, "Судьба Кузьминок", районная – она сумела остановить, эта девушка, строительство гаража, с которым не были согласны жильцы окружающих домов. Просто она опубликовала документы, из которых выяснялось, что подписи горожан под согласием на это строительство поддельные, и почему-то это все вдруг остановилось.
Это сам по себе не очень важный повод и вряд ли повод для журналистского расследования и даже комментария по "Эхо Москвы", но замечательно то, что за этим последовало и замечательно то, как функционирует система, когда ей бросят вызов, причем заметьте, вызов на каком уровне. Девушка остановила строительство гаража.
15 декабря 2006 года четверо человек, называю их имена, это оперуполномоченные Павел Копцов, Александр Кожевин, старший уполномоченный Григорий Куликов и еще какой-то Юрий Власов, они подъезжают к дому этой девушки на черном джипе, хватают ее за руки, надевают наручники, тащат в машину, после этого тащат в кутузку, там избивают, причем избили так, что пришлось вызывать "Скорую". И поскольку ребята немножко испугались, то, естественно, тут же оперативник Куликов, участвовавший в этом избиении, тут же написал заявление о том, что он получил травму, так как на него напала девушка Махмутова. Ну, представляете себе эту картину: злодейская двадцатилетняя девушка напала на черный джип, где сидели трое милиционеров и один еще какой-то мужик, забралась в этот джип, нагло надела на себя наручники, нагло заставила себя в наручниках везти в ОВД и там стала бить оперативника Куликова.
Но этого мало, потому что когда бедная девушка пишет заявление и, собственно, прилагает к этому все свои травмы, то ее вызывает следователь. Следователя зовут Илья Белов, следователь Кузьминской прокуратуры. Приглашает ее для проведения расследования. Она приходит. Там те же самые два фигуранта из числа напавших на нее – господин Куликов и господин Копцов. После этого господин Копцов достает пистолет и прицеливается в глаз девушке. Он требует от нее чего-то подписать и говорит "или убью при попытке к бегству". Следователь Куликов поправляет его: "Первый выстрел в воздух, не забудь". Причем самое замечательное, что пока они все это говорят, в сумочке Махмутовой крутится диктофон, записывая их каждое слово. И опять же, когда эту диктофонную запись предъявляют, то следователь Белов говорит: "А мне плевать, что вы будете жаловаться, все равно все ваши дела спустятся ко мне, вы все равно ничего не докажете". На самом деле у этого сериала, это цельная мыльная опера, там есть еще несколько уголовных дел, возбужденных на бедную девушку. Она была еще торговкой на рынке и она вывозила мусор по поручению остальных торговцев. Следователи обошли всех торговцев с этого рынка, следователи взяли с них бумажки о том, что она занималась мошенничеством, мусор не вывозила и вымогала у них деньги, следователи ее арестовали, следователи устроили кучу судов…
Но, собственно, почему я это рассказываю? Я напомню, что было в начале. Гараж – ну, видимо, гараж принадлежал или какому-то бизнесмену, знакомому с ментами, или может быть непосредственно его контролировали менты – гараж, который не построен. Вследствие всего этого дела угрозы "сейчас тебя расстреляем при попытке к бегству" двадцатилетней девушке. Двадцатидвухлетней к этому моменту, извините, потому что дело тянется долго.
Что меня в этой истории больше всего поражает? Знаете, мы часто видим американские фильмы, где против бесстрашного героя, борющегося с несправедливостью, фабрикуют уголовное дело. Вот когда фабрикуют уголовное дело, этим занимается один человек, два человека, ну, целая компания, но они все делают тайно, они все фальсифицируют. Здесь – их много. Здесь – я специально называла количество следователей, и оперуполномоченных, и судей, которые участвуют в этом процессе по просьбе, может быть, одного человека, может быть, двух. Но все равно мы видим – это целая система, совершенно открытая, она не действует тайно. У этой системы есть понимание, что девушка совершила преступление, остановив строительство гаража. Ее надо за это покарать. Ее надо за это раздавить. Это поразительно. Если вы вспомните американские фильмы, то там, как правило, вся интрига строится вокруг того, что герой наконец получает какую-то магнитофонную запись или доказательство того, что обвинение против него сфальсифицировано. Здесь у героя есть магнитофонная запись о том, как ему говорят "сейчас убьем при попытке к бегству" – и что? И ничего.
Вот, мне кажется, это и десятки других историй, это все история о том же, что и история Натальи Морарь. Что когда наша система делает ошибку или совершает преступление, в ней один человек делает ошибку или совершает преступление, вся система становится на его защиту, потому что система понимает, что преступление – это не нарушение закона, это часть привилегий чиновника. Не важно – Наталью Морарь или Айгуль Махмутову – их нужно наказать, как нужно наказать любого человека, который попался пьяному менту под колеса и вместо того, чтобы говорить "я виноват", что-то там лепечет; как нужно наказать любого человека, который критикует власть, потому что он идет против системы; как нужно наградить любого человека, если это, допустим, президент Зязиков, у которого в республике происходят какие-то беспорядки, чтобы показать – что бы этот человек ни делал, система на его стороне, потому что он часть системы, и любой протест против того, что он делает, есть нарушение некого общего закона, который сейчас есть у нас.
Вот, собственно, история, которую я хотела пересказать вам, которую я вычитала лично в газете "Московский корреспондент". Все вопросы к "Московскому корреспонденту". И которая мне показалась поразительно симптоматичной для нашего времени. Всего лучшего. До встречи через неделю.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment